(третий вариант)

   Действующие лица:
   Вадим
   Ольга
   Екатерина Сергеевна, мама Ольги
   Татьяна
  
   Утро. Слышится лёгкая музыка. Ольга готовит завтрак, накрывает на стол. Вадим ещё с зубной щёткой, и пеной для бритья.
   О л ь г а. (спокойно) Ты меня совсем не понимаешь.
   В а д и м. (издалека) Ты о чем?
   О л ь г а. Обо всем!
   В а д и м. А можно конкретнее?
   О л ь г а. Я и так конкретно, ты просто не хочешь меня слушать.
   В а д и м. (проходя мимо) Хорошо, слушаю ... и что в итоге я должен понять?
   О л ь г а. Я одна, я все время одна... Ты постоянно занят, тебе даже
   некогда позвонить. Только что это за работа, когда нельзя и пяти
   минут уделить своей девушке. Ты что сталевар, кузнец, шахтер?
   Следователь, в конце концов!
   В а д и м. Насмотрелась сериалов?
   О л ь г а. (обескуражено) А при чем здесь сериалы?
   В а д и м. При том. Показывают массу кукольных мальчиков, вместо работы
   названивающих своим...
   О л ь г а. Что остановился? Договаривай... Кому же? Кому они названивают?
   Может, и я наконец узнаю своё истинное лицо?!
   В а д и м. Не буду. Привязываешься к каждому слову.
   О л ь г а. А ты? Год назад в Париже кольцо и предложение, цветы и
   страсть. А сейчас? Где все это сейчас?
   В а д и м. Девочка моя, Париж - это сказка, но сказки заканчиваются...
   Сними розовые очки, вернись в реальность... хотя бы на кухню...
   О л ь г а. Борщ!!! Опять борщ!
   В а д и м. Да, я люблю борщ! Что в этом такого! Я нормальный русский
   мужик!
   О л ь г а. Да ничего в этом такого нет, просто о том, что ты нормальный
   русский мужик, ты вспоминаешь, только на кухне...
   В а д и м. Началось...
   О л ь г а. Давно началось. Правильно мне мама говорила...
   Вадим садится за стол. Ольга придвигает бутерброды и наливает кофе, присаживаясь рядом.
   В а д и м. (целуя Ольгу) Ну, и что же говорила наша мама...
   О л ь г а. То что ты тиран, изувер и старый развратник. И ещё, что мне надо
   бежать от тебя со всех ног. Хотя, здесь я, пожалуй, не соглашусь.
   Мне не нравится слово развратник.
   В а д и м. Я бы скорее всего убрал слово "старый"...
   О л ь г а. (смеётся) Я тебя обожаю!
   В а д и м. И я тебя, родная. Ладно, пожалуй, на сегодня достаточно.
   Спасибо за кофе, очень вкусный.
   О л ь г а. Завтра будет такой же.
   В а д и м. Договорились. (потягивается) Ой, как не хочется отправляться в
   путь... (категорично) но надо! (бросает взгляд в сторону Ольги)
   Все-таки хорошо тем кто в отпуске, выглядишь сногсшибательно,
   светишься просто. Слушай а может тебе уволиться а?!!!
   Мне такое солнце нужно одному!!!
   О л ь г а. Настроение у меня и правда отличное, но это все ты!
   Вчерашний спектакль это чудо какое-то!
   В а д и м. Сам не ожидал.
   О л ь г а. Ты просто молодец!
   В а д и м. Ага, если бы ещё кто-то с первого ряда не шептал текст во время
   пауз. Шикарные паузы были, между прочим.
   О л ь г а. Прости, всегда волнуюсь.
   В а д и м. Никогда !!!
   О л ь г а. Что ж, тогда ещё парочка спектаклей и я устроюсь к
   вам суфлером.
   В а д и м. Надо брать! Где же ещё найти суфлера с такими эмоциями.
   Особенно для нового спектакля... Главная героиня все время нудит
   и нудит, ревет и ревет. И мечтает о большой и страстной любви.
   О л ь г а. Что же в этом плохого? Все мечтают о
   необыкновенной и большой любви.
   В а д и м. А ты?
   О л ь г а. А я уже нашла... Все-таки хоть главная героиня и терпеливая, и
   страстная , но мне кажется не очень умная. А вообще, пьеса так
   себе. Я думаю, что зритель хочет от театра веселья, радости и
   ощущения чуда. Праздника для души, в конце концов лёгкой
   грусти. А тут сплошной развод... Зачем смотреть на то, что
   встречается на каждом шагу. Грустно.
   (и позитивно) Но в конце любовь все-таки победит.
   В а д и м. (восхищенно) Ты знаешь, это очень непредсказуемый финал.
   Грандиозно! Как такое могло прийти в голову.
   Любовь - и вдруг побеждает! Фантастика!
   (смотрит на часы) Оль, уже опаздываю! Бегу!
   О л ь г а. А ты сегодня пораньше?
   В а д и м. Сразу после репетиции на радио, потом ещё одна репетиция и
   домой. Слушай, а давай вечером в кино сходим, или в
   ресторан...
   О л ь г а. Давай, давно не были. А когда спектакль?
   В а д и м. Ставят на восемнадцатое, но прогон уже через неделю.
   Придёшь?
   О л ь г а. Не знаю, я буду волноваться, ты будешь волноваться...
   Посмотрим...
   В а д и м. Никаких не знаю. Обязательно придёшь! Это я тебе как муж
   говорю. И вообще, Сомова устраивает истерику за истерикой....
   Вдруг на премьере у неё нервы сдадут, тогда играть придется
   тебе, тем более ты роль уже лучше неё знаешь...
   О л ь г а. А мне кажется, что она из-за тебя расстраивается... может она все
   ещё тебя любит? А?
   В а д и м. А вот это меня уже не касается... Я уже тебя люблю!
   Ладно, целую. Бегу.
   О л ь г а. (спохватываясь) Вадим, я совершенно забыла сказать, что мама
   собиралась к нам заехать. Она утром звонила.
   В а д и м. (на бегу) Вот и отлично. Не будешь скучать. А вечером, как
   договорились, куда-нибудь выберемся. Все, пока-пока... (уходит)
   О л ь г а. (улыбаясь) Пока-пока, тиран...
   Ольга делает музыку погромче и подпевая известной певице весело скачет по комнате.
   О л ь г а. Ладно, сейчас все уберу и даже ещё успею в магазин...
   Последние слова Ольга договаривает, удивленно взирая на входящего Вадима с вещами, он ставит чемоданы, артистично держит паузу, потом разводит руками и молча выходит, через некоторое время он заносит сумки, из-за его спины появляется довольное лицо Олиной мамы, Екатерины Сергеевны. Она тоже с сумками.
   О л ь г а. (улыбаясь) Мама, но ты сказала, что будешь только вечером.
   Я даже приготовить ничего не успела.
   М а м а. Олечка, девочка, моя. Я решила, чем раньше, тем лучше. А тут
   Вадим, какое счастье, только выбралась из такси и он из подъезда
   выходит (Вадим в это время переносит чемоданы и сумки)
   Увидел меня - обрадовался. "Мы, - говорит,- только что С Олечкой
   про вас говорили. Как мы рада, как рады!"
   Во время этого монолога Ольга вопросительно смотрит на Вадима и тот утвердительно машет головой, ему весело и похоже, что ситуация его забавляет.
   М а м а. И вот я здесь, иди же, ребёнок, я тебя обниму.
   В а д и м. И меня тоже, потому что я уже опаздываю и убегаю.
   М а м а. И тебя детка, обязательно! Как я за вами скучаю.
   В а д и м. Ой, Екатерина Сергеевна, мы тоже. (ещё раз целует Ольгу)
   До вечера, дамы. Не скучайте. Я скоро.
   Мама. (кокетливо) До вечера, сударь... Мы вас ждём.
   Вадим уходит, Екатерина Сергеевна начинает по-деловому осматриваться.
   Замечает афиши и несколько секунд с удовольствием смотрит на изображение зятя. Ольга предлагает маме кофе. Та присаживается к столу.
   М а м а. Люблю твоего Вадима, интеллигентный, с чувством юмора, принц
   просто. Как вы встретились, ума не приложу. Вы такие разные.
   А сколько сплетен, слухов, нелепостей... Хотя, как женщина
   женщине, скажу - стоило потерять работу из-за такого красавца...
   О л ь г а. Мама, мы об этом уже сто раз говорили. Мы с Вадимом просто
   оказались нужны друг другу. Дело совсем не в красоте.
   Главное - душевные качества, любовь - как уважение и понимание
   М а м а. А я о чем... Судьба, она и есть судьба.
   О л ь г а. Давай про тебя. Что-то случилось? Зачем столько вещей?
   М а м а. Я ведь тебе говорила, что у меня ремонт. Поживу у вас недельку.
   Ты же знаешь, у меня аллергия на краску. А что, вы против?
   О л ь г а. Нет, конечно. Живи сколько хочешь. Значит, устраивайся, отдыхай,
   я быстренько в магазин, а потом наговоримся. Договорились?
   М а м а. Не волнуйся. У меня в планах хорошо отдохнуть и отоспаться,
   поэтому можешь спокойно гулять где хочешь, сколько хочешь и с
   кем хочешь...
   О л ь г а. (укоризненно) Мама....
   М а м а. У тебя никогда не было чувства юмора. Все принимаешь за чистую
   монету. Мама говорит в хорошем смысле этого слова. У тебя
   отпуск, а ты дома. На улице отличная погода. Гуляй! Сходи в парк.
   О л ь г а. За меня не волнуйся, мы с Вадимом сегодня вечером пойдем
   веселиться.
   М а м а. Ну вот и слава богу. А теперь беги и ни о чем не беспокойся.
   Я что-нибудь приготовлю.
   Ольга убирает со стола листы пьесы и вспоминая утренний "диалог" с улыбкой произносит:
   О л ь г а. А борщ?
   М а м а. А как же! Пельмени, пирог и обязательно борщ.
   О л ь г а. Вадим будет рад, он любит твою стряпню.
   М а м а. Надеюсь, что это правда.
   Ольга целует маму и уходит...
   После ухода Ольги Екатерина Сергеевна пытается заняться йогой, но через некоторое время раздается звонок и в квартиру врывается Татьяна, в последнее время работающая в театральном буфете.
   Т а н я. Катерина Сергеевна, с приездом.
   М а м а. Спасибо, Танюша. Проходи быстренько.
   Т а н я. Как только вы позвонили, я сразу же и прилетела. Что случилось-то?
   М а м а. Беда, Таня, не в том что что-то случилось, а в том что ничего не
   случилось! Поняла?!
   Т а н я. Не поняла.
   М а м а. Садись, сейчас поймешь. (приносит чай и булочки)
   Вот сколько мы с тобой знакомы?
   Т а н я. (все ещё не понимая происходящего) Полгода...
   М а м а. (утвердительно) Вот! А Вадим с Олей?
   Т а н я. (уже заинтересованно) Полгода.
   М а м а. ( с надеждой) ... и-и-и?
   Т а н я. Катерина Сергеевна, вот ей богу ничего не понимаю!!!
   М а м а. (расстроенно) Господи Таня, все так просто, я не слышу вальс
   Мендельсона...
   Т а н я. Не слышите?! Горе-то какое... (старается говорить погромче)
   Так надо к врачу срочно. Может операция нужна, уколы ....
   А Оля уже знает?
   М а м а. Не кричи, я - не глухая. Я не слышу не в прямом, а в переносном
   смысле.
   Т а н я. А-а -а... Понятно, а то я испугалась. Тогда ладно, если все здоровы.
   И что вы не переносите сегодня?
   М а м а. Затянувшееся ожидание... "Благослови мама, мы женимся."
   Я всем рассказала, гостей наприглашала, соседки ждут, и вот уже
   полгода как ничего не происходит.
   Т а н я. Так они вместе, вроде все в порядке.
   М а м а. А чтобы ещё лучше было мы с тобой Танюша, должны их
   подтолкнуть что ли к этому шагу, намекнуть как-то, но секретно...
   Т а н я. Так значит операция всё - таки будет?
   М а м а. Ты о чем, Татьяна, какая операция? Что за напасть?
   Т а н я. Как в кино, Екатерина Сергеевна... Операция под кодовым
   названием "Свадьба", Детектив с элементами мелодрамы.
   М а м а. Смешно, да? А вот мне совсем не до смеха.
   Вот и прошу твоей помощи. Я буду здесь меры принимать,
   а ты там в театре... помути немножко...
   Т а н я. Выезд на встречную, Катерина Сергеевна, здесь штрафом не
   отделаешься, здесь уже изъятие.
   М а м а. Я вот тебя, Татьяна, иногда плохо понимаю, куда ты выезжаешь?
   Т а н я. Не я выезжаю, а вы... Движение по чужой полосе чревато...
   М а м а. По-русски, Татьяна, по-русски... Какое движение?
   Т а н я. Я и так по-русски. В автошколу я пошла. Думаю, новую жизнь себе
   устроить... Вот закончу, получу права, сяду и поеду куда захочу,
   хоть налево, хоть направо...
   М а м а. А сначала-то все-таки налево, а Танюша?!
   Т а н я. Да, я не против налево, но инструктор когда меня видит, бледнеет и
   заикается как-то сразу. Я сначала подумала, что чувства у него ко
   мне, а потом поняла - боится. Я ведь женщина непредсказуемая, у
   меня свои правила... Мне и на дороге простор нужен.
   М а м а. Вот, поэтому я сразу о тебе подумала. Помогай, Таня, а то нервы
   у меня уже на пределе (у Екатерины Сергеевны появляются
   слёзы и она стареет прямо на глазах) Ведь одна у меня девочка,
   хочется и на свадьбе погулять и внуков понянчить...
   Т а н я. Так, может вам заболеть, очень даже правдоподобно получается.
   На жалость надавите и результат получите.
   М а м а. Пробовала уже. (меняется и бодрой походкой подходит к столу)
   Не поверят. Тут интрига нужна.
   Т а н я. Ладно, Катерина Сергевна, я ведь тоже за любовь. Что делать-то?
   М а м а. Аккуратно намекнуть Вадиму, что ты Ольгу с каким - то
   одноклассником видела. Женихи одноклассников всегда боятся и
   вот тут у меня две записки, которые она мне писала. Тихонько
   подкинешь Вадиму, пока он на репетиции. Что тут трудного-то?
   Екатерина Сергеевна подает Татьяне листы бумаги. Татьяна начинает читать:
   Т а н я. "Мамочка, не волнуйся, буду поздно, у меня важное собрание."
   (удивленно продолжает дальше) "Мамусик, не беспокойся, я в
   кино, буду поздно, меня проводят. Целую..."
   Не поняла? А "мамусик" тут при чем?
   М а м а. Господи, Таня, вот так отрежем слово "мамочка" и автоматически
   превратим записку мамочке в письмо к Вадиму.
   Т а н я. Автоматически, это письмо может привести Вадима в места не
   столь отдаленные.
   М а м а. Бог с тобой, Танечка, о чем ты говоришь?! Какие места?
   Так, ревность немного взыграет и он сразу же Оленьку в Загс и
   поведет.
   Т а н я. (неуверенно) Сомневаюсь я... артисты ведь люди вспыльчивые...
   А Вадим Михалыч - просто талантище!!! Чуть что - сразу
   взрывается... Без детонатора! Так что, собрание тут точно не
   прокатит.
   М а м а. Ладно, собрание пока отложим на будущее, а в кино, я думаю,
   ничего страшного нет. И тем более, если он вздумает, прости
   господи, финальную сцену из "Отелло" сыграть, я сразу же возьму
   все на себя. Но думаю, что до этого не дойдет. Не то время...
   Т а н я. (уже соглашаясь) Ольга знает?
   М а м а. Ты что?!!! Никогда и ни за что!
   Т а н я. Хорошо! Надеюсь, что вы - дама с опытом и все пройдет без
   последствий.
   Екатерина Сергеевна достает вино и бокалы.
   М а м а. Тогда, за любовь, Танечка!
   Т а н я. Мне конечно уже на работу пора бежать, но за любовь я всегда
   готова! (поднимает бокал) За любовь, Катерина Сергеевна!
   М а м а. И за счастливый финал, как ты говоришь, нашей операции!
   Т а н я. Я убегаю, надо успеть... Вот записка. Всё на месте. Спешу, боюсь
   опоздать. Я ведь теперь по правилам хожу.
   М а м а. Пока, Танечка, звони... удачи тебе с машиной твоей.
   Т а н я. (убегая) ... с инструктором, с инструктором...
   М а м а. (повторяясь) Вот и славно... (поднимает бокал) За победу!
   Я буду не я, если через две недели заявление не будет подано.
   И торжественно выходит из комнаты.
   Ночь. Тихо открывается дверь и в квартиру на цыпочках заходят Вадим и Ольга. В темноте они пытаются без шума добраться до кухни, но то и дело наступают друг другу на ноги и сталкиваются с мебелью.
   О л ь г а. (весело) Тише, маму разбудим.
   В а д и м. Не разбудим. Два часа ночи. Думаю, что она уже крепко спит.
   О л ь г а. Слушай, это так здорово, что ты затащил меня в этот кантри-
   кабачок. Как ты узнал, что у нас есть такой ресторанчик? Чудо какое!
   В а д и м. На прошлой неделе снимали рекламу, мне очень понравилось ,
   вот и решил, что обязательно с тобой посидим, как будет время.
   О л ь г а. А давай там премьеру отметим, ребят позовем.
   В а д и м. Обязательно! Завтра поговорю с Димкой.
   А теперь вечер подошёл к своему логическому завершению -
   всем "баиньки", устал страшно.
   О л ь г а. Ну, Вадим... Я так давно нигде не была, совершенно не хочу спать.
   Давай ещё погудим. А?
   В а д и м. Погудим?! Отлично! Для мамы, для соседей... устроим
   грандиозный праздничный ночной концерт.
   О л ь г а. А мы тихо погудим.
   В а д и м. Зная вас, сударыня, тихо не получится.
   Что-что, а устраивать праздничный фейерверк вы умеете.
   О л ь г а. Это ты про свой день рождения? Все уже забыли.
   В а д и м. Такое не забывается. Ракетницы летали по двору, взрывались
   где придется и как попало, бабушки отползали за лавочки,
   Димка, прикрывая собой детей и женщин как медбрат тихо
   отползал вместе со всеми с поля боя...
   О л ь г а. Преувеличиваешь... Никаких бабушек и детей , была уже почти
   ночь, Димка как медбрат прикрывал только меня, потому что кто-
   то просто лежал и ржал... под лавочкой...
   В а д и м. Нервный срыв на фоне полученных эмоций... А бабушки кстати
   пытались что-то прокричать с балкона, но как оказалось,
   ракетницы реагируют на голос и абсолютно верно меняют
   направление.
   О л ь г а. В целом, вечер удался.
   В а д и м. В целом да... Если не считать, что уже месяца три как с нами начал
   здороваться участковый, можно сказать действительно все
   удалось.
   О л ь г а. Кстати, я совершенно не причем. Кто же знал, что какая-то неумная
   собака выкопает и перевернет коробку с ракетницам .
   Но зато день рождения запомнился всем и надолго...
   В а д и м. Да, погудели...
   О л ь г а. Вот и отлично, как ты говоришь...
   В а д и м. (осторожно) Слушай, может правда лечь спать от греха подальше.
   О л ь г а. Ни за что!!! Давай просто тихо посидим со свечами
   (замечая взгляд Вадима) хорошо, без свечей, но зато с вином и
   что-нибудь повспоминаем.
   В а д и м. О-о, тебе уже есть что вспоминать?!
   О л ь г а. Все влюбленные что-нибудь вспоминают, например, первую
   встречу, первый взгляд.
   В а д и м. (начинает хохотать, но сразу же осекается). Прости... Мне
   действительно расхотелось спать, давай вспоминать.
   О л ь г а. Ты помнишь в каком кафе мы познакомились?
   В а д и м. Естественно, ты говорила что попало, съела мое пирожное,
   выпила весь коньяк и в итоге грохнулась в обморок.
   О л ь г а. Что ты придумываешь?
   В а д и м. Совершенно ничего.
   О л ь г а. То есть ты считаешь, что я говорила что попало!!!
   В а д и м. Оля, не заводись...
   О л ь г а. То есть романтики никакой не было!!!
   В а д и м. Я этого не утверждал.
   О л ь г а. Значит, тебе весело было!
   В а д и м. Оля, клянусь: что-что, а но мне точно было не до смеха.
   О л ь г а. Так ты к тому же ещё и плакал?!
   В а д и м. А как же, Оля! Плакал от счастья! Ты спросила: свободен ли я? Я
   ответил, что не занят и мы тут же понравились друг другу.
   О л ь г а. Смешно, да?
   В а д и м. Нет, не смешно... Но когда я об этом думаю, то и сам не пойму, в
   какой момент понял, что без тебя не смогу. А может и правда, при
   первой встрече...
   О л ь г а. А я так готовилась... Целый месяц репетировала...
   В а д и м. Никаких репетиций. Уже достаточно наигрались.
   О л ь г а. Как скажешь...
   В а д и м. Знаешь что, может и правда потанцуем, продлим знакомство...
   Тем более, ресторанчик и правда был замечательный...
   О л ь г а. Слушай, а как смешно отплясывал этот, как его, Джон! Мне даже
   показалось, что мы с тобой оказались на ранчо в начале 19 века.
   В а д и м. (начиная игру) Нет, бэби! Тебе не показалось!
   Он включает магнитофон и, как только начинает звучать музыка в стиле кантри, продолжает начатую беседу хриплым голосом:
   В а д и м. I'm a cowboy!  ковбой!) Я наблюдал за тобой, крошка.
   Тебе понравился толстый и лысый Джон? Ты не сводила с него глаз?
   О л ь г а. (включаясь) Нет, мистер, я весь вечер не отрывала взгляд от вашего
   прекрасного и мужественного лица, но ужасный Джон сказал, что
   убьет любого, кто прикоснется ко мне. Мне страшно.
   В а д и м. Оh baby, relax it's my problem!
   (Расслабься, крошка-это мои проблемы!)
   Плесни-ка лучше виски и увидишь, как я буду неотразим.
   О л ь г а. Виски?!!! Да, вы мистер едва стоите на ногах, как же вы будете
   побеждать ужасного Джона.
   В а д и м. Кто?!!! Я?!!! Да я стреляю получше любого в техасской
   долине (запинается о стул) What a shit! (Что за дерьмо!)
   О л ь г а. О, да вы трусите, мистер... ?
   В а д и м. Билл ... Вы должны были слышать обо мне! Вся Америка знает
   меня, как Дикого Билла, красотка. Мной пугают (запинается и
   произносит первое, что приходит на ум) детей и мелких
   ботаников.
   О л ь г а. О-о-о!!! (страстно) И на сколько же вы дикий, мистер Билл?
   В а д и м. Ты хочешь это узнать, крошка?!!! Я не разочарую тебя!
   И Вадим исполняет безумный номер в стиле кантри.
   Ольга весело смеётся и протягивает ему маленький фонарик.
   О л ь г а. If you take a gun-just shoot!
   (Если берешь оружие - стреляй, не болтай!)
   В а д и м. (удивленно и многозначительно) М-м-м...
   О л ь г а. А ты как думал? Что ж, Дикий Билл, это твой последний шанс.
   В а д и м. И я использую его. Эй, Джон!!! Я найду тебя, грязная свинья! Вадим устраивает целый спектакль в стиле техасской перестрелки.
   Ольга с удовольствием подыгрывает ему. Они настолько азартны, что забывают про "гостью". В разгар "стрельбы" на кухне появляется "тёща" в пижаме и бигудях. Вадим, увлеченный игрой, в темноте приближается к ней, и произнося фразу "Прощайся с жизнью, пощады не будет" , внезапно включает фонарик. В это же время раздается крик смертельно перепуганной Екатерины Сергеевны, которая начинает медленно опускаться на пол.
   О л ь г а. (испуганно) Вадим!!! Мама!!!
   В а д и м. Валерьянку быстро!
   Ольга начинает в суматохе искать сердечные капли, потом стакан, воду и, наконец, быстро капает лекарство. В это же время, Вадим пытался усадить перепуганную маму в кресло и успокоить.
   В а д и м. Екатерина Сергеевна, извините пожалуйста, думал, что вы спите,
   увлекся.
   О л ь г а. Мама, мы думали что ты спишь уже.
   М а м а. (приходя в себя) А что это было?
   В а д и м. Репетиция. Завтра спектакль, вот и решил вспомнить роль.
   М а м а. А?
   В а д и м. (успокаивая) А у меня работа такая. Мне постоянно надо работать
   над собой.
   М а м а. (жалобно) Работать?
   В а д и м . А как же! У нас ведь в профессии совершенно нет выходных.
   Постоянно репетируем, наблюдаем, учим текст.
   М а м а. Постоянно репетируете?
   В а д и м. Не то слово! Каждый день, каждый час. (увлекаясь) Да если
   бы вы только знали, что приходится делать актеру, чтобы
   достоверно сыграть. Это только кажется, что все легко и просто.
   Тут Вадим наконец замечает взгляд Ольги и вовремя останавливается.
   О л ь г а. (наконец-то приходит на помощь) Мамочка, Вадим ищет образы,
   учит роль... Просто, мы не ожидали... что ты проснешься...
   М а м а. Скажи честно, мама мы забыли, что ты у нас в гостях.
   В а д и м. Да вы что, Екатерина Сергеевна!
   А борщ в кастрюле, а пироги в вазах!
   М а м а. Вам, правда, понравилось?
   В а д и м и О л ь г а. (одновременно) Очень!
   М а м а. Тогда я пойду, пожалуй.
   О л ь г а. Я провожу тебя.
   М а м а. Не надо, я так за водой зашла.
   (замечает, что в руках стакан с каплями)
   А вот и вода. Спокойной ночи, дети.
   О л ь г а. Мамочка, пойдем... Я тебя уложу, постараешься успокоиться и
   заснуть. (Вадиму) Я скоро.
   Вадим остается один. Ему смешно, но он не знает как себя вести и поэтому держит театральную паузу, наливая вино и ожидая Ольгу. "Ну как?" - тихо произносит он, когда Ольга входит в комнату.
   О л ь г а. (пытается сохранить серьезность) Все нормально.
   Успокоилась и сказала, что у тебя есть определенный талант.
   В а д и м. Так и сказала?! Большей награды мне не надо.
   Я - горд! Скажу больше: я страшно взволнован!
   "Мама тоже... страшно... " - добавляет Ольга и они, уже не сдерживаясь, весело хохочут, удаляясь спать.
   В а д и м. (уходя) Зато я теперь точно знаю, где мы проведем наше
   свадебное путешествие.
   И в один голос с Ольгой произносит: "Техасс"
   Утро. Появляется Екатерина Сергеевна в уже знакомой пижаме, обмотав полотенцем голову. За ней выходит Татьяна. Они продолжают начатый разговор.
   М а м а. (печально) Танечка, я даже не догадывалась насколько всё плохо.
   Т а н я. Может, вам показалось? Как-то не верится во всё это!
   М а м а. Если бы я не слышала это сама, то ни за что бы не поверила.
   Бедная девочка, она все от меня скрывает, они ругались целое утро,
   я даже боялась выйти из комнаты.
   Т а н я. На вас это совсем не похоже.
   М а м а. Ты меня совсем не знаешь, тем более Вадим временами такой
   непредсказуемый. Постоянно возмущен в последнее время.
   Т а н я. И что его выводит из себя?
   М а м а. Ты не поверишь - борщ! Вернее, его отсутствие.
   Т а н я. Борщ?!!!
   М а м а. Я сама удивлена не меньше. Целая кастрюля, а ему мало.
   Девочка моя о том, как одинока; про то, что он все время на работе,
   но он совершенно не хочет ничего слышать.
   Т а н я. И что, сильно кричали?
   М а м а. Нет, Олечка все время переходила на шёпот, видно беспокоилась
   обо мне, она все время за меня волнуется и переживает. Поэтому,
   мне было трудно уловить тему, но я не ожидала даже, что Вадим
   такой меркантильный
   Т а н я. Вадим, меркантильный?!!! Да, бросьте.
   М а м а. Да, да, да, не удивляйся. Оля ему про Париж, любовь, страсть,
   а он все переводит на кухню. Я, конечно, понимаю про путь к
   сердцу мужчины, но не до такой же степени.
   Т а н я. А что делать-то, я записку уже подкинула... Всё отменяется?
   М а м а. Нет, все остается, как придумали, только финал будет печальным.
   Т а н я. А как же Оля? Вы говорили с ней?
   М а м а. Ты что?!!! Она влюблена как кошка... Скоро появится и мы с тобой
   только намекнем, а дальше все пойдет своим чередом.
   Т а н я. Двойной обгон, Катерина Сергеевна. Манёвр опасный.
   М а м а. Танечка, бросьте свой автомобильный жаргон, это жизнь,
   а не дорога!
   Т а н я. Вот именно, что жизнь.
   М а м а. Ничего не хочу слышать. Если дело касается моего ребенка, для
   меня не существует морали.
   Т а н я. Вот я и инструктору также говорю, про мораль, а он упирается.
   Никогда бы не подумала, что по дорогам ездят высоконравственные
   эстеты. Но Вадим-то, как мог! Ольга просто святая, жить с таким
   монстром и никому ни словом, ни взглядом... Ужас! Да я бы...
   И Татьяна энергично взмахивает кулаком.
   М а м а. Тогда ты меня понимаешь? Тихо Оля идет...
   И они, как ни в чем не бывало, начинают пить чай и вести прерванную беседу, делая вид, что совершенно не замечают входящую Ольгу.
   О л ь г а. (весело) Привет, девочки! Я тут принесла много чего вкусненького.
   Как дела? Мамуля, как себя чувствуешь?
   Таня хочет поздороваться, но Екатерина Сергеевна незаметно дергает её за руку и опять усаживает за стол.
   М а м а. (как ни в чем небывало) И что, Танечка, ты думаешь у него кто-то
   есть?
   Т а н я. (неуверенно) Да я бы не сказала, но Сомова на каждой репетиции
   устраивает атаки.
   М а м а. А он?
   Т а н я. Поддается потихоньку, вчера говорят, их видели в кафе, а сегодня
   они опять вроде бы куда-то собирались пойти.
   М а м а. Не знаю, Танечка, как Оле сказать ...
   О л ь г а. (резко) Что сказать Оле?
   М а м а. (вздрагивая от неожиданности) Ой, Танечка, вот и Оля пришла.
   А что сказать? Да ничего особенного, булочки у тебя очень вкусные
   получились. Вот, Танюша хотела рецепт взять, а я и не знаю - это
   же твой секрет.
   Т а н я. Здравствуй, Олечка. Правда, очень вкусно.
   О л ь г а. Рецепт? Сейчас посмотрю, где-то журнал был. Ничего сложного,
   быстро и просто. (и выходит из комнаты)
   Т а н я. (тихо) Думаете, поняла?
   М а м а. Не думаю - уверена. Я свою дочь знаю. Мой характер.
   Т а н я. Все же мне кажется, что это жестоко.
   М а м а. Да, может быть, но она мне потом ещё спасибо скажет.
   Появляется Ольга, растерянно подает Тане журнал.
   О л ь г а. Там, на последней странице что- ли.
   Т а н я. Спасибо, я для своего инструктора сюрприз приготовлю.
   Вот как принесу булочки... Если нет комплиментов по поводу
   вождения, появятся после кормления. По-моему отличная идея.
   О л ь г а. Ты ему ещё спой, ты замечательно поешь. Никто не устоит.
   Т а н я. Точно, а я и забыла. Держусь за руль со всей силы, боюсь лишнее
   движение сделать, а петь -то кто мне мешает? Правильно! Никто!
   Молодец, Ольга. Вот только репертуар подберу. Булочки, да ещё
   песня... это же пострашнее любого гаишника.
   М а м а. Вот видишь, Танечка, одна голова хорошо, а две.... (поворачиваясь
   к Оле как ни в чем не бывало) А что, Олечка, Вадимка ещё не звонил?
   О л ь г а. Нет ещё, у него репетиция. Мы собираемся днем в парке
   встретиться, Вадим позвонит, как освободится. А что?
   М а м а. Да просто так. Позвонит и позвонит, и хорошо. Он в последнее
   время много работает, да и тебе развеяться надо.
   И в это время раздается звонок. Оля подходит к телефону и разговаривает с Вадимом, заметно нервничая.
   О л ь г а. Привет! Да нет, все хорошо. Не сможем встретиться? А почему?
   Димка попросил заменить его в "Трёх толстяках"? А что с ним?
   Что-то серьёзное? Ладно. Хорошо, схожу в кино. Как скажешь.
   Нет, не расстроилась. Уже зовут? Я поняла, иди, иди. Пока.
   Тоже целую.
   М а м а. Что-то случилось?
   О л ь г а. (бодро) Ничего не случилось. У Димки прилетает сестра и он
   умчался в аэропорт. Вадим остается в театре до вечера,
   но я все равно пойду гулять. (и быстро выходит из комнаты)
   М а м а. Ну что теперь скажешь, Таня?
   Т а н я. А что говорить-то? "Три толстяка" сегодня пять. Он не обманывает.
   М а м а. Я не о том. Ты чувствуешь, как сухо он с ней разговаривает:
   "Встретиться не можем. Иди в кино. Я занят. Пока."
   Бедная девочка, она так страдает. Поэтому все что делаем - всё
   правильно. Не заслужили мы такого к себе отношения. Не
   заслужили! А раз так, то месть наша будет ужасна, как в кино.
   Иди в театр, расскажи Вадиму, что была у нас и видела как Ольга в
   кино собиралась с одноклассником, случайно проходившим мимо
   с букетом цветов. А я на выставку кошек загляну, соседка звонила,
   говорит что её Барсик фурор произвел.
   Сегодня медаль вручать
   будут. Если своих радостей нет, пойду хоть на чужие полюбуюсь.
   Т а н я. Ну, и я пошла? (повышая голос) Олечка, спасибо за рецепт.
   До свидания.
   М а м а. (берет сумку и зонт) Оля, мы уже уходим. Не забудь пообедать,
   нельзя гулять на голодный желудок.
   И заговорщицы уходят.
   Вечер. Дома никого нет. Раздается звонок, потом ещё один. Через некоторое время звук открываемого замка и в квартиру врывается Вадим. Он выглядит странно и смешно. Успев переодеться после спектакля, он остается в клоунском гриме: парик и красный нос на резиночке придают ему комичный и нелепый вид, но он этого не замечает.
   В а д и м. Оля, ты уже дома? Екатерина Сергеевна? Я уже пришёл...
   Кто-нибудь все-таки выйдет мне на встречу? Играем в прятки?
   Убедившись, что в квартире никого нет, Вадим начинает нервно ходить по комнате из угла в угол, повторяя слова известной песни. В какой-то момент, он проходит мимо зеркала и останавливается. Глядя на своё отражение тихо произносит: "... но слез моих не видно никому, что ж Арлекин я видно неплохой..." и снимает клоунский нос. Именно в тот момент, когда его терпение уже на пределе, открывается входная дверь и появляется Ольга. В руках она держит розу, ей грустно и поэтому смешной вид Вадима не вызывает у неё даже улыбки...
   В а д и м. Привет.
   О л ь г а. Привет.
   В а д и м. Как кино?
   О л ь г а. Кино как кино... Не понравилось, поэтому я потом ещё в кафе
   посидела.
   В а д и м. А в кафе телефоны не берут?
   О л ь г а. Ты о чем
   В а д и м. Да я звонил тебе весь вечер, черт побери.
   Вадим срывает парик, смешной бант и теперь только остатки грима напоминают о сыгранной сказке.
   О л ь г а. (роется в сумочке) И правда, телефона нет... наверное забыла
   дома, а ещё подумала, как странно - никому не нужна...
   В а д и м. Ты это к чему?
   О л ь г а. Просто так...
   Ольга подходит к столу и замечает клоунский красный нос, берёт его в руки, подходит к зеркалу и примеряет.
   О л ь г а. (серьёзно) Смешно... (поворачивается к Вадиму) А ты так и ехал
   по городу - с носом?
   В а д и м. Нет, не ехал... мчался.
   О л ь г а. И что тебя никто не остановил?
   В а д и м. Не поверишь, но красный нос действует как белый билет, меня не
   остановили даже тогда, когда я что-то там нарушил.
   О л ь г а. (снимая нос) Тогда надо подарить его Татьяне, она страх как боится
   своего инструктора, а тут оказывается, нацепишь нос и все
   проблемы решены.
   В а д и м. (серьезно) Да, смешно... Только я думал, что у нас с тобой нет
   проблем
   О л ь г а. И я думала... представь себе...
   В а д и м. Оля, я в последнее время, совершенно не понимаю тебя.
   О л ь г а. На самом деле ничего сложного. . Все так просто, как булочки...
   В а д и м. Ты хочешь меня вывести из себя?
   О л ь г а. Странная фраза, правда? Люди произносят её совершенно не
   понимая смысла. "Вывести из себя", а почему не "ввести"? Может,
   это ты к примеру, куда-то вышел, а я хочу, чтобы ты зашёл...
   Хочу взять тебя за руку и завести обратно ... вернуть...
   В а д и м. Издеваешься?
   О л ь г а. (вспоминая) ... цветок
   В а д и м. (не понимая) Что?
   О л ь г а. Совсем забыла про цветок, он мне так понравился, а я пришла
   домой и бросила его. Грустно, да?
   Ольга приносит вазу и ставит розу.
   В а д и м. То есть вот это и есть букет?
   О л ь г а. Если тебе так хочется, пусть будет букет. Но это означает только
   одно, что странная не я, а ты...
   В а д и м. Хватит паясничать.
   О л ь г а. Тоже странно. В клоунском костюме - ты, а паясничаю - я.
   В а д и м. Что ты хочешь?
   О л ь г а. А ты?
   В а д и м. Правды и искренности. Я думал, это то бесценное, что у нас было.
   О л ь г а. А почему в прошедшем времени?
   В а д и м. (срываясь на крик) Да потому что вокруг ложь, одна ложь.
   О л ь г а. А по-моему ты хочешь свою вину переложить на мои плечи...
   Только я не смогу, тяжело держать...
   В а д и м. Какую вину?
   О л ь г а. Не делай вид, ты первый начал... я была на репетиции
   В а д и м. (потрясенно) Ты была на репетиции?!!
   О л ь г а. Вот видишь, а ты даже не почувствовал... Зашла тихонечко и села в
   последний ряд. Но раньше ты меня чувствовал, а сегодня вообще
   не заметил.
   В а д и м. Глупо. Почему же ты не подошла после.
   О л ь г а. Да потому что ты сказал Сомовой: "... я хочу тебя поцеловать,
   девочка моя..."
   В а д и м. Ты как маленькая, это же роль.
   О л ь г а. Нет, этого в тексе, это мои слова, я не разрешала тебе их брать...
   А ты взял их и украл.
   В а д и м. Оля, ты же всегда понимала, когда я играю. Что произошло?
   Это просто текст.
   Ольга берет с полки листы с текстом.
   О л ь г а. (нервно перелистывая) Но где же они? Здесь нет и здесь тоже нет.
   Нет их! (бросает листы в Вадима) Это мои слова, вернее были
   моими, пока ты их не украл... Я их так хранила... А тебе все равно!
   В а д и м. Ничего не понимаю! Детский сад какой-то! Оля, ты же знаешь, как я
   тебя люблю! И сама помогала мне учить роль. Это импровизация,
   может неудачная, но импровизация. Прости меня, заигрался,
   наверное...
   О л ь г а. Почему же это очень удачная импровизация, я ведь поверила, да
   и все, кто был на сцене, замерли от восторга, даже просили
   повторить. Сам режиссер пел тебе дифирамбы за удачную находку.
   В а д и м. Вот видишь! Ты сама все объяснила - на сцене...
   О л ь г а. (отчаянно) А ты повторял и повторял бесконечно...
   я даже закрыла уши...
   В а д и м. Оля...
   О л ь г а. А потом ты её поцеловал.
   В а д и м. (недоуменно) Ты о чем? Не думал даже.
   О л ь г а. А ты про искренность...
   В а д и м. А сама-то? В последнее время - кино, кафе...
   Буду поздно, меня проводят... Не завралась?
   О л ь г а. Очень легко перевести стрелки...
   В а д и м. Какие стрелки? Если все прошло, так и скажи... Зачем же изводить.
   Звонки, записочки, цветы от бывших одноклассников! Так когда
   же ты настоящая? Вчера ночью или сейчас, после встречи?
   Повод нашла? Дурака? Или решила мне проверочку устроить?
   О л ь г а. Какие записочки? Какие одноклассники?
   В а д и м. Ой, только не делай вид! Думаешь я не знаю?!
   Это все уже было в моей жизни: букеты, звонки бесконечные,
   встречи у памятника. Может уже и целовались?
   О л ь г а. С кем?!
   В а д и м. А вот теперь ты потрясающе играешь. Только я на сцене, а ты в
   жизни. Так кто же из нас врет?
   О л ь г а. Остановись, тебе утром будет стыдно...
   В а д и м. Наглость какая! Ты уверена, что мне?
   О л ь г а. (непонимающе) А кому?
   Вадим молча достаёт записку, кладёт на стол и быстро удаляется из комнаты. Ольга несколько секунд смотрит на знакомый листок и утверждающе произносит: "Мама". Потом медленно поднимает записку и выходит в другую комнату.
   На следующий день. Екатерина Сергеевна копошится на кухне, поглядывая на комнату Ольги и Вадима, но пока все тихо. Вдруг в квартире появляется радостная Татьяна.
   Т а н я. Всё, Екатерина Сергевна, поздравляйте!
   М а м а. Таня, неужели сдала? С первого раза?
   Т а н я. Сама не ожидала!
   М а м а. А инструктор твой?
   Т а н я. Валерьянку пьет. Теперь, говорит, мне, то есть ему, ничего не
   страшно. Праздник у него большой сегодня. Вот так-то...
   М а м а. Всё, значит, закончились твои свидания.
   Т а н я. Ой, Катерина Сергевна, всё только начинается. Подходит он ко мне
   после экзамена и предлагает вечерами практиковаться, поскольку
   теперь несет ответственность за меня.
   М а м а. А ты что?
   Т а н я. А я сначала растерялась как дурочка, а потом думаю, господи,
   счастье-то какое, хоть кто-то будет что-то за меня носить...
   Я ведь всё сама, всё сама.
   М а м а. Поздравляю тебя, Танечка, как же тебе удалось?
   Булочки что ли подействовали?
   Т а н я. Вот вы смеётесь, а дело и правда с булочек пошло.
   Да потом ещё песню спела, смотрю он и таять начал.
   М а м а. Рада я за тебя. А может, это судьба твоя.
   Т а н я. Так я и не против, если судьба. А если нет, то все равно погуляю в
   свое собственное удовольствие сколько отмерено. А у вас тут как?
   Новости есть?
   М а м а. А как же? Барсик все-таки медаль получил, зараза такая.
   Т а н я. Да я про другое...
   М а м а. Да я понимаю, что про другое, но пока тихо. Спят наверное.
   Т а н я. Да, непривычно как-то, неуютно... А может, все зря мы тут
   устроили... Операцию эту... Ведь жили они как-то без нас.
   Говорят же, что милые бранятся, только тешатся. А?...
   М а м а. Я сейчас ничего не понимаю. Душа не на месте. Может, и не надо
   было... (раздается шум и звон битой посуды) а может и надо.
   Сама слышишь.
   Т а н я. (не понимая) А что происходит-то?
   М а м а. Сейчас сама увидишь, только что-то сегодня громко начали, может
   записка подействовала.
   В комнате появляются Вадим и Ольга. Они повторяют уже знакомую сцену из спектакля, но уже эмоционально и громко. Не замечая, ошарашенных маму и Татьяну, они разыгрывают перед ними целое представление.
   О л ь г а. (кричит) Ты меня совсем не понимаешь.
   В а д и м. (громко) Ты о чем?
   О л ь г а. Обо всем! (И на пол летит тарелка)
   В а д и м. А можно конкретнее? (И делает тоже самое)
   М а м а. Танечка, боже мой, да они поубивают друг друга, надо милицию
   вызвать, скорую. Оля, Вадим угомонитесь!
   Т а н я . Да, и правда Вадим Михалыч, что ж из-за пустяков-то так
   расстраиваться.
   О л ь г а. Я и так конкретно, ты просто не хочешь меня слушать.
   В а д и м. (с грохотом ставит слул возле Ольги и присаживается)
   Хорошо, слушаю ... и что в итоге я должен понять?
   О л ь г а. Я одна, я все время одна... Ты постоянно занят, тебе даже
   некогда позвонить.
   М а м а. (примиряющее) Оля, ты же знаешь, как Вадим занят.
   Он много работает.
   О л ь г а. Только что это за работа, когда нельзя и пяти минут уделить своей
   девушке.
   Т а н я. Оль, мне все-таки кажется, что ты много от мужика хочешь. Они ведь
   люди нежные - чуть передавила и все... А мужиков, Оля беречь
   надо, их мало осталось.
   М а м а. Я у тебя Олечка, самый лучший! Лучше просто не бывает!
   Т а н я. Вот и я говорю, чего раскидываться-то?
   О л ь г а. Так что же это за работа, я тебя спрашиваю?
   Ты что сталевар, кузнец, шахтер? Следователь, в конце концов!
   В а д и м. Насмотрелась сериалов?
   О л ь г а. (обескуражено) А при чем здесь сериалы?
   М а м а. А что плохого в сериалах? Да и разве мы смотрим?
   Так от нечего делать.
   В а д и м. При том. Показывают массу кукольных мальчиков, вместо работы
   названивающих своим...
   О л ь г а. Что остановился? Договаривай... Кому же? Кому они названивают?
   Может, и я наконец узнаю своё истинное лицо?!
   Все, не могу больше - ухожу! К маме ухожу!
   Ольга выбегает из комнаты.
   В а д и м. Подожди, я помогу собрать вещи... (выходит вслед за Ольгой)
   М а м а.(вслед) А не надо уходить к маме, у меня же ремонт. Я сама сегодня
   домой собиралась. Уже пора. Даже такси на вечер вызвала.
   В ответ из комнаты вылетает чемодан.
   М а м а. Таня, я это не выдержу. (хватает телефон) Я сейчас в МЧС звонить
   буду. Тут семью спасать надо!
   Т а н я. (внезапно догадываясь) Стойте, Екатерина Сергеевна.
   Никому звонить не надо. Это спектакль, чистой воды - спектакль!
   М а м а. Какой спектакль?
   Т а н я. Наш... "Два одиночества" называется, вчера сдача была.
   М а м а. (держится за сердце) А ты не шутишь?!
   Т а н я. Нет. Как же я сразу не догадалась, когда вы про Париж говорили.
   Вот глупая.
   М а м а. (не понимая) Про какой Париж
   Т а н я. Про такой! Она ему сейчас про Париж, а он про борщ и розовые очки.
   Я эту сцену дословно запомнила, потому что Сомова вчера в этом
   месте разрыдалась просто.
   М а м а. И что это значит?
   Т а н я. Ничего. Не ругались они, значит, а слова учили.
   Мама не может вымолвить ни слова и именно в этот момент в комнату возвращаются Вадим и Ольга.
   О л ь г а. (продолжая) Так и будешь молчать?
   В а д и м. Буду. Привязываешься к каждому слову.
   О л ь г а. А ты? Год назад в Париже кольцо и предложение, цветы и
   страсть. А сейчас? Где все это сейчас?
   В а д и м. Девочка моя, Париж - это сказка, но сказки заканчиваются...
   Сними розовые очки, вернись в реальность... хотя бы на кухню...
   О л ь г а. Борщ!!! Опять борщ!
   В а д и м. Да, я люблю борщ! Что в этом такого! Я нормальный русский
   мужик!
   О л ь г а. Да ничего в этом такого нет, просто о том, что ты нормальный
   русский мужик, ты вспоминаешь, только на кухне...
   Во время этого диалога Таня утвердительно машет головой, словно подтверждая сказанное раньше Екатерине Сергеевне.
   В а д и м. Началось...
   О л ь г а. Давно началось. Правильно мне мама говорила...
   Во время затянувшейся паузы, Вадим обнимает Ольгу и они поворачиваются к Екатерине Сергеевне.
   В а д и м. И что же говорила наша мама?
   М а м а. (со слезами на глазах) Что она больше не будет!
   Простите меня, детки мои...
   И Татьяна быстро ей подает капли.
   Т а н я. Вадим Михалыч, Оля, вы уж и меня простите, так как и я тоже в
   заговоре участвовала.
   В а д и м. Таня, а ты -то как могла?! Ты ведь почти на каждой репетиции
   была...
   Т а н я. Да, сама не знаю, что нашло.
   О л ь г а. (обнимая маму) Мамуля, почему же ты со мной не поговорила
   и не было бы этого ничего.
   М а м а. Потому, что сначала хотела, чтобы вы расписались... а потом, чтобы
   развелись (и она начинает рыдать)
   В а д и м. Мы не сердимся, Екатерина Сергеевна. И даже, в какой-то мере,
   спасибо вам огромное.
   М а м а и Т а н я (в один голос). За что?!!!
   В а д и м. За то, что мне досталась самая прекрасная и необыкновенная
   девушка в мире, за то что я понял, как сильно люблю Ольгу,
   и (подходит к Оле) как сильно ты мне нужна.
   О л ь г а. А ты нужен мне, ни одной минуты не смогу без тебя...
   В а д и м. (тихо) Я хочу поцеловать тебя, девочка моя.
   Ольга хочет что-то сказать, но Вадим останавливает её поцелуем.
   В а д и м. Я вернул украденное?
   Счастливая Ольга поворачивается к маме.
   О л ь г а. Мамочка, а где же бокалы, вино? Есть повод.
   М а м а. (начинает привычно хлопотать) Так мы сейчас с Танюшей все и
   устроим, кстати поздравьте её, она ведь сегодня права получила.
   В а д и м. Таня, я не верю своим ушам. Поздравляю! От всей души как
   водитель водителя!
   О л ь г а. Танечка, мы так за тебя рады.
   Т а н я. Я сама ещё не верю! Но одно скажу - трепещите мужики.
   На одну бесправную женщину в мире стало меньше.
   М а м а. Таня, подожди не спеши, это тост!
   Т а н я. Тост будет, когда я права получу, а пока чтоб не сглазить промолчу.
   В а д и м. А выпить все-таки есть за что...
   И многозначительно смотрит на Ольгу
   О л ь г а . Мамочка, мы поняли как ты нас любишь...
   В а д и м. Подожди, Оля, надо с другого. Екатерина Сергеевна, мы
   подумали и поняли, что во всей этой истории сами виноваты.
   М а м а. (жалобно) Таня, я совсем ничего не понимаю.
   Т а н я. И правда, а вы-то в чем виноваты?
   В а д и м. Просто в свое время мы много чего вам наговорили и до сих пор не
   выполнили. Теперь настало время возвращать обещанное.
   М а м а. Детки, мне ничего не надо, я счастлива глядя на вас...
   О л ь г а. (не выдержав) Мамочка, мы женимся, через две недели наша
   свадьба.
   М а м а. Таня, я не ослышалась?
   Т а н я. Я не верю, не может быть.
   В а д и м. Может, может... и как всегда Танечка мы хотим, чтобы вы были
   (вместе с Ольгой) свидетелем на нашей свадьбе.
   М а м а. И кто теперь скажет, что мама была не права?
   Вадим, Ольга и Татьяна. (в один голос) Это уж точно! Август 2010.