Стремление каждого человека жить лучше - естественно и нормально. Разве можно осуждать людей за то, что они желают быть счастливыми и жить комфортно? Тем более, что сегодня половина человечества прозябает в нищете, а по данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) на нашей планете голодает по меньшей мере 1 млрд. человек, и с каждым годом ситуация с обеспечением населения продовольствием ухудшается. Как в народе говорят: "На одно солнце глядим, да не одно едим".
   Такого неравенства в распределении доходов, которое сегодня существует в мире, история еще не знала. На одном полюсе - миллиардеры с несметными богатствами, а на другом - миллиарды бедняков. И такая из года в год нарастающая поляризация наблюдается во всех странах, даже в тех, где в среднем на душу населения приходится доходов больше всего.
   Как сообщает журнал "Forbes", хотя кризис и уменьшил число миллиардеров с 1125 человек в 2008 году до 793 в нынешнем году, их совокупное состояние составляет 2,4 триллиона долларов (по 3 миллиарда долларов в среднем на одного супербогача). Много это или мало? Достаточно сказать, что состояние всех миллиардеров на один триллион долларов превышает величину государственного бюджета самой могущественной страны мира - Соединенных Штатов, доля которых в мировом потреблении составляет 40 % (это в 8 раз больше, чем в среднем по планете!).
   Кто же они эти "герои" нашего времени?
   В первую тройку самых богатых людей мира входят Билл Гейтс (40 миллиардов долларов), Уоррен Баффет (37 миллиардов долларов) и Карлос Слим Хелу (35 миллиардов долларов).
   Нельзя не отметить и такого примечательного факта, о котором сообщает газета The Wall Street Journal, что несмотря на протесты общественности и кризис, американский "зарплатный царь" Кеннет Файнберг, назначенный на этот пост Бараком Обамой, увеличил (!) бонусы руководителей семи крупных компаний США в среднем на 14 % - до 437896 долларов. И это после того, как Президент США клялся в том, что он не допустит увеличения выплат топ- менеджерам!
   В Германии под давлением общественного мнения обозначились какие-то скромные подвижки в регулировании непомерно больших доходов топ-менеджеров. Так, в концерне BMW принято решение о том, чтобы поставить оклады топ-менеджмента в прямо пропорциональную зависимость от зарплат рабочих. Сегодня заработок члена совета директоров составляет миллион евро в год, что в 25 раз больше чем средний оклад рабочего. Что на это сказать? Только одно: уху сладко, глазам падко, а съешь - гадко.
   Не отстает по концентрации богатства в руках небольшого числа миллиардеров и Россия. Список олигархов возглавляет Михаил Прохоров, состояние которого "Forbes" оценивает в 9,5 миллиардов долларов. На втором месте по-прежнему Роман Абрамович (8,5 миллиардов долларов), а на третьем месте - Вагит Алекперов (7,8 миллиардов долларов).
   А как живут другие россияне?
   На этот вопрос мы найдем обстоятельный ответ в книге члена-корреспондента РАН Натальи Михайловны Римашевской "Человек и реформы. Секреты выживания". В главе 1.4. "Распределение и поляризация доходов и сбережений" читаем, что в 1996 году 40 % населения в России вообще не имело сбережений, а свыше 40 млн. рублей было на счету только у 2,0 % населения. Согласно последним опубликованным данным Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, поляризация семей по уровню получаемых доходов и накопленного богатства в России с тех пор не уменьшилась, а, вероятнее всего, возросла. По данным Госкомстата, ежемесячный доход в расчете на члена семьи в размере свыше 1500 долларов в месяц получают не больше 0,1 % населения страны. Институт считает, что Госкомстат не учитывает целый ряд доходов (зарплаты в конверте, доходы "челноков", а также ряда частных предпринимателей, оказывающих различные услуги, проституток, от сдачи квартир внаем и т.д.). Но даже если принять во внимание эти неучтенные официальной статистикой доходы населения, то они могут лишь увеличить долю семей со средними заработками, но вряд ли изменят соотношение между бедняками и богатыми.
   Читателю на фоне столь ужасающей статистики может показаться странной и неуместной сама проблема, обозначенная в заголовке статьи. О каком тоталитаризме потребительстваможет вообще идти речь, если в мире столько бедняков?
   Однако это не так. Причин у потребительства несколько. Это - довольно сложное этическое, экономическое и социальное явление. Оно распространено во всех слоях населения и существует независимо от того, каким образом сегодня распределены ресурсы потребления в мире. Как это ни парадоксально, потребительство является в современном мире характерной чертой образа жизни, если хотите, - культуры почти всех людей.
   Жителей планеты по уровню получаемых доходов можно условно разделить на три группы: очень богатых, состоятельных и бедных. И как это ни поразительно, болезнь потребительства наблюдается во всех названных трех группах. Это совсем не означает, что каждый человек заражен ею. Встречаются индивиды, для которых потребление материальных благ не стоит на первом месте и вообще не является самоцелью в этой жизни. В отношении состоятельных и бедных связь между потребительством и уровнем их материального достатка (если доход в 2 доллара в сутки можно назвать таким словом!) не является функциональной, однако она, безусловно, имеет место. Нищий и голодный человек вполне может испытывать страсть к потребительству, хотя его доходов еле-еле хватает на то, чтобы влачить жалкое существование. Однако среди богатых вряд ли найдется хоть один человек, не зараженный болезнью потребительства; даже если кто-то из них и не стремится к увеличению потребления материальных благ и услуг (в силу старческой немощи или философских убеждений). Все равно поступками всех богатых (без исключения) движет страсть к накопительству.
   Говоря о потребительстве, свойственном большинству индивидов во всех трех группах населения, я имею в виду типичное явление, составляющее в настоящее время сущность образа жизни. И именно в этом смысле я называю его "тоталитаризмом потребительства" (кстати, это выражение принадлежит не мне, а Авигдору Эскину).
   Итак, что из себя представляет потребительство (вещизм, консьюмеризм)?
   Рассмотрим сначала этические корни этого явления, формирования соответствующей системы ценностей и установок, которые определяют поведение людей.
   В обществе, где потребление становится культом, где конкуренция на рынке рождает конкуренцию и в сфере потребления, человек стремится к тому, чтобы быть "не хуже других", и в тоже время ведет себя так, чтобы "не сливаться с толпой". С одной стороны, тот или иной индивид своим поведением желает продемонстрировать престижный социальный статус, а с другой - подчеркнуть свою индивидуальность, неповторимость, самобытность, оригинальность. Привычка быть "не хуже других" порождает потребность следовать моде, ибо в противном случае человек чувствует себя символически бедным. Он готов платить втридорога за "бренд", престижную торговую марку, несмотря на то, что качество товара какой-нибудь престижной фирмы подчас мало чем отличается от обычного, серийно производимого товара. Потребительские мотивы поведения вытесняют национальные или религиозные традиции, воспроизводя по всему миру единообразие форм и стандартов. Люди в Японии или Китае сегодня одеваются так же, как и в Европе, ибо это престижно. Какая-нибудь поп-звезда одинаково популярна и в Египте, и в Финляндии, и в США.
   В обществе потребления возникает противоречие между диаметрально противоположными целями: с одной стороны, стремлением индивида выделиться из толпы, а с другой стороны, потребностью не отстать от моды, соответствовать каким-то общепринятым стандартам и нормам поведения, навязанным ему рекламой или СМИ. Это противоречие держит психику человека в напряжении, травмируя его. Когда кто-то один вдевает кольцо в ноздрю или красит свои волосы в зеленый цвет, то он, вне всякого сомнения, оригинален. Ну, а если все люди будут щеголять зеленым цветом волос и ходить с кольцами в носу, стремясь соответствовать моде, то вряд ли их внешность будет подчеркивать их индивидуальность?
   Авторы доклада ООН по вопросам молодежи за 2005 года пишут: "Глобализация многообразным образом влияет на молодежную культуру. Активизация средств массовой информации вызывает дух глобального потребительства. Телевидение, музыкальные программы и фильмы американского и европейского производства все больше захватывают сферу развлечения во всем мире <...> Многие молодые люди в развивающихся странах, а также находящиеся в маргинальном положении молодые люди в промышленно развитом мире не могут добиться осуществления повышенных ожиданий материального благополучия. Это может привести к изолированности и разочарованию, а потенциально - к преступности и социальным волнениям" (с.33).
   Развитие культуры потребительства базируется на самолюбии, порождая такие пороки, как зависть, эгоизм, тщеславие, стремление к наживе, рвачество, страсть к маниакальному "шопингу". Ежедневная погоня за материальными символами благополучия неизбежно ведет к духовному и нравственному обеднению личности, безразличию к общественным проблемам, безыдейности. В Интернете я встретил следующий очень верный комментарий некоего Рафаэля о сущности потребительства, которое он называет чумой: "Потребитель живет за счет игры, он, как черная дыра, высасывает все соки, ничего не отдавая взамен, или выплевывая остатки, которые ему самому не нужны. Он смотрит на события - и молчит, в худшем случае комментирует, опуская их, в лучшем -просто пожимает плечами. События уходят в него, как камень в пруд, не оставляя видимых откликов<...>своим, кровным Потребитель делиться не собирается". Он не "...может утешить кого-то, подкинуть дров в костер, пустить под тент того, кто промок...".
   Поскольку бездумное потребительство, страстное желание во что бы то ни стало выделиться в толпе требует определенных затрат, то обычная нехватка у подавляющего большинства семей достаточных доходов вызывает у людей недовольство своей жизнью, своим социальным положением. Бедняки завидуют состоятельным, а состоятельные - богачам, которые, как, например, Абрамович могут заплатить за обычный ланч в ресторане 52 тысячи долларов и сбросить официанту 5 тысяч дополнительных чаевых (знай наших!).
   Сергей Глазьев, изучая психологию шикующей публики, выделил четыре группы: первая -случайно разбогатевшие люди; вторая - нувориши, жулики, авантюристы и прочие представители преступного мира, живущие по принципу "украл - выпил - в тюрьму!"; третья - различные "звезды" кино, шоу-бизнеса, журналистики и т.п. и, наконец, четвертая группа - буржуи, нажившие приличный капитал на эксплуатации или спекуляции.
   Потребительство - феномен, возникший в прошлом столетии благодаря огромному росту (по сравнению с предыдущими веками) производительных сил, развитию массового серийного производства материальных благ, снижению себестоимости продукции. Этот фантастический рост позволил повысить жизненный уровень сотням миллионов людей (главным образом, в экономически развитых странах ОЭСР). Повышение жизненного уровня населения привело к возникновению т.н. среднего класса, а также сопровождалось ростом дифференциации семей по уровню получаемых доходов, углублением социальных различий, т.е. к абсолютному увеличению на одном полюсе числа нищих, обездоленных, борющихся ежедневно за свое физическое выживание, и числа миллиардеров и миллионеров - на другом полюсе.
   Если рассматривать экономический аспект "потребительской культуры", то он характеризуется следующими явлениями.
   Во-первых, активным влиянием капитала на потребности, интересы, вкусы, нормы поведения людей благодаря использованию таких инструментов, как реклама, СМИ и потребительский кредит. О влиянии рекламы по телевидению на поведение покупателей говорит хотя бы такой факт, что в течение 5 лет продажа продукции заводов по производству бытовых товаров, принадлежащих фирмам "Вестингауз" и "Дженерал электрик", в США увеличилась в 6 раз! Кстати, изобретена и так называемая скрытая реклама товаров: во время демонстрации какого-либо фильма мелькает реклама всевозможных марок и телезритель поневоле подпадает под ее влияние.
   Благодаря развитию инфотехнологий, значительно расширились возможности приобретения товаров (банковские карточки, дорожные чеки, Интернет и др.). Возможность приобретения недвижимости и товаров длительного пользования в кредит привела к росту потребительской задолженности и к постоянной озабоченности людей своим материальным положением, так как многие в один прекрасный день обнаруживают свою неплатежеспособность и нависшую над ними угрозу лишения принадлежащего им имущества.
   В обеспечении кругооборота капитала предоставление домохозяйствам кредита играет важную роль. Эта форма финансирования покупок помогает многим разрешить противоречие между дефицитом доходов в семейном бюджете и потребностью приобрести тот или иной товар. Для промышленного же капитала он облегчает совершение операций по цепочке Д-Т-Д., а для финансового капитала обеспечивает получение дохода (конечно, не во времена кризиса). Как выяснили исследования сотрудников системы банков JAK (Швеция), проведенные в Германии, потребители оплачивают стоимость кредитов производителей и реализаторов, причем средняя "процентная" составляющая от общей конечной цены на товары и услуги достигает 50 %. Кроме того, в цену товара включается и плата за "торговую марку" (бренд).
   Во-вторых, отмечено, что поскольку темп изменений моды ускоряется, то вещи не успевают физически износиться. Люди в бесконечной погоне за модой покупают новые вещи с теми же функциями, что и "старые", ибо не желают чувствовать себя символически бедными.
   В-третьих, потребительство усиливает стремление людей к зарабатыванию денег любыми путями, порождает страсть к наживе, усиливает конкуренцию на рынках труда и капитала, обостряя индивидуализм и эгоизм.
   Рассматривая социальные аспекты потребительства, нельзя не отметить такого массового явления, как изменение приоритетов в системе индивидуальных, коллективных и общественных потребностей. На первый план выходит потребление, а не упорная работа, учеба, повышение квалификации. Нравственное и духовное отодвигаются на задний план. Все это ведет к оболваниванию людей, деградации их как личностей, которые легко поддаются на обман и манипулирование их волей и сознанием. Процветает так называемая массовая культура. Снижается ответственность людей за происходящее вокруг, за судьбы своей страны. Человек, одержимый потребительством, социально апатичен, политически индифферентен.
   Обобщая, можно сказать, что порабощение человека потребительством является в действительности лишь внешним проявлением глубинных отношений, а именно эксплуатации человека человеком, его отчуждения от средств производства и политической власти.
   Потребительство внутренне двойственно, противоречиво. С одной стороны, оно является фактором повышения уровня материального благосостояния, а с другой стороны, ухудшаеткачество жизни, деформирует образ жизни людей. Таково неизбежное следствие безудержного потребления.
   Но это еще не все и даже не главное. Неумеренный рост потребления в условиях капиталистического способа производства неотвратимо обостряет глобальные противоречия развития, приводит к обострению диспропорции между экономически развитыми странами и эксплуатируемой ими периферией. Чудес в экономике, как и в жизни, не бывает. Если где-то богатство прибывает, то это возможно только за счет того, что в другом месте оно убывает. Кроме того, ускоряющаяся эпидемия потребительства вошла в конфликт с природной средой, ибо истощаются невосстановимые ресурсы, нарушается баланс в экосистеме Земли. Происходит разрушение среды обитания человека.
   Где же выход из создавшегося положения? Как остановить этот безумный бег к пропасти?
   Я не собираюсь здесь рассуждать о неизбежной смене способа производства. Думаю, что нынешний глобальный кризис еще раз докажет многим, что дальше так жить немыслимо. Гарцевать на коне потребительства в будущее, по меньшей мере, неразумно. Человечество никогда не в состоянии будет создать такого изобилия благ всех видов, который позволил бы удовлетворять все без исключения морально акцептируемые обществом потребности жителей нашей планеты. Даже в США спесивые американцы начинают постепенно осознавать, что нельзя все время жить в кредит. Потребительский бум начинает стихать. Так, в июле 2009 года объем потребительского кредитования уменьшился на рекордную с 1943 года сумму (21,6 миллиарда долларов), сократившись до 2,47 миллиарда долларов. Теряя работу, многие начинают экономить.
   Хочу высказать только одно соображение - о необходимости добровольного ограничения своих материальных потребностей. Надо во что бы то ни стало остановить или хотя бы ограничить господство "потребительского тоталитаризма". Эта важнейшая цель может быть достигнута различными путями. Один из них, который нельзя недооценивать, - воспитательная работа, пропаганда здорового образа жизни. Чем больше людей будут осознавать необходимость и неизбежность разумного ограничения своих материальных потребностей, тем ближе человечество продвинется к своему освобождению от рабских цепей капиталистического грабежа и буржуазной системы нравственности, которая его обслуживает.