Большую часть изобретений, принимаемых на проверку в патентное бюро, составляли изделия для медицинских целей. Основная часть из них как всегда оказывалась с приставкой "псевдо". По уверениям обиженных авторов, не получивших патент, их изобретения могли продуцировать , извлекать из вакуума, черпать из бездны, отслаивать и множеством других способов извлекать некую энергию здоровья, для обозначения которой они придумывали невообразимые названия. Были еще шарлатаны-физики, придумывающие невероятные способы уменьшения потребления, или наоборот, повышения отдачи энергии из разных энергоносителей. Причем, почти всегда способ использования шарлатанских штучек был прост - положить рядом. Рядом с бензобаком, отопительным радиатором, солнечной батареей, аккумулятором. Для серьезности изобретения можно было подключить прибор к батарейке и соединить его с лампочкой. "Вот видишь, работает, лампочка-то горит". Оставались еще сумасшедшие с вечными двигателями, и только небольшой процент по-настоящему толковых изобретений, за которые авторам хотелось сказать спасибо.
   - Весело будет, говорили они. Не работа, а непроходящий праздник, обещали они. - Артем, молодой специалист из "предпроверки" уныло бубнил себе под нос, знакомясь с обширной документацией очередного идиотского изобретения.
   - Относись проще. - Посоветовал ему Егор Иванович, специалист с большим опытом. - И на твоей улице перевернется грузовик с пряниками.
   - Не, я бы никогда не подумал, до того, как устроился сюда, сколько вокруг сумасшедших? И ведь, сколько в них энергии и упорства, чтобы заниматься... - Артем взвесил в руках увесистую папку с документацией по изобретению, которое разбирал в этом момент, - Этим. Ничем, по сути. Оформлением своего диагноза в выдуманную штуковину. Я бы так и называл их болезнь "расстройство солончакового рефрактора", "угнетение психики модульным коленочным сгибателем". Или вот хрень, которую я разбираю, "Материализатор-принтер на протовеществе". Я сейчас не просто листаю и анализирую чужой труд, я прикасаюсь к его болезни, становлюсь ею...
   - Не драматизируй. - Мягко произнес Егор Иванович. - Я же не сошел с ума. Я тебе скажу больше, у меня двенадцать патентов, за которые я регулярно получаю неплохие отчисления. Я всего лишь увидел в сумасшедших проектах здравый смысл. В том виде, в котором их видел автор, они ни на что не годились, а я додумал, оформил как надо и вот, ручеек течет на мой банковский счет.
   - Да? - Удивился Артем. Эту историю он еще не слышал. - Об этом я не думал.
   - Так думай. Увидь рациональное зерно в чужих изобретениях. Это не воровство идей, это..., это..., - Егор Иванович не нашел подходящих слов, - Черт его знает, как это назвать.
   - Ладно, только дочитаю этот бред про принтер-материализатор на протовеществе.
   - Звучит пугающе.
   - И по сути так же. Чувак пишет, что создал протовещество, изначальное состояние вещества до большого взрыва, якобы из него можно синтезировать любое вещество, которое есть во вселенной.
   - Забористо. Чистой воды помешательство. Такое же, как и очки в которых можно видеть ангелов.
   - А я о чем. Из этого бреда ни одного рационального зерна не получится.
   - Одно получится. Ты обоснуешь с научной точки зрения, что так не бывает, и отправишь проект назад. Так мы спасем мир от очередного безумного проекта.
   - Да уж, отличная перспектива.
   Артем вздохнул и засел за листы документации. В тишине комнаты слышались шуршания перелистываемых листов и периодические вздохи.
   - Егор Иваныч, а вы сами не задумывались, что было до того, как появилась вселенная. Ей, якобы пятнадцать миллиардов лет, но как она выглядела до этого времени.
   - Никак не выглядела. Эйнштейн сказал, что до этого времени и времени самого не было.
   - Это как?
   - А так. Было темно, и пришел бог в темную комнату и включил свет и стал свет.
   - Шутите? В начале было слово. Нет, я серьезно, а что если правда, было какое-то изначальное вещество. Вот автор пишет, что это масса из несмешиваемых частиц, мельчайших из всех, которое он назвал протовеществом.
   - Фантазер. - Иронично резюмировал умудренный опытом напарник. - С чего бы этому протовеществу начать смешиваться и превращаться в звезды, планеты, космическую пыль?
   - Он пишет, что протовещество управляется силой мысли, то есть принимает именно те свойства, которые ты ему заказываешь.
   - Полнейшая чушь. Не трать времени на размышления. Начинай уже сочинять отказ.
   Артем был согласен с коллегой, но выкладки автора заинтересовали его, и он решил дочитать до конца. Изобретатель утверждал, что его принтер, заполненный протовеществом, печатает любые предметы, потому как протовеществу нет разницы во что превращаться, хоть в водород, хоть в самую сложную органическую молекулу. Артем не воспринимал информацию с точки зрения правдивости, но удивлялся тому, как автор красиво обосновывал свою теорию. Он утверждал, что изначальное вещество превратилось во вселенную, ту, что мы можем наблюдать сейчас усилием чьей-то могучей мысли, что для людей является синонимом божественной. И что его принтер-материализатор явное тому подтверждение. Артем захотел увидеть этот чудо-принтер, а особенно хотел понять, каким образом изобретатель обманет его. Какой фокус, имитирующий работоспособность своего устройства тот придумал?
   Артем не спешил писать отказной вердикт. Ясно, что такое изобретение не пропустит ни одно патентное бюро. В документах был написан домашний адрес изобретателя и он чудесным образом находился по маршруту, которым Артем добирался домой. Желание увидеть своими глазами изобретательного обманщика и его чудо-принтер было велико. Артем забил в телефонную книжку номер автора и сбежал с работы чуть раньше обычного.
   Изобретатель жил в частном доме, довольно старом, с деревянными воротами, крашенными когда-то синей краской. Ее следы угадывались кое-где синими вспученными аномалиями, похожими на лишайник. Почему все изобретатели настолько неряшливы? Артем набрал номер. Через открытую форточку он услышал звонок.
   - Алё? - Спросил в трубке мужской голос.
   - Здравствуйте, меня зовут Артем, я из патентного бюро. Это вы подавали документы на принтер-материализатор, работающий на протовеществе?
   В трубке раздалось шуршание. Ответ пришел только после продолжительной паузы.
   - Да, я подавал документы. Вы нашли ошибки?
   - Как вам сказать? Не то чтобы ошибки, мы само существование вашего изобретения ставим под вопрос. Я лично приехал к вам, чтобы убедиться в его существовании. Сейчас я стою у ворот вашего дома. Будьте любезны, покажите мне ваш принтер.
   Снова пауза, которая неизвестно что означала.
   - Я сейчас открою вам. - Раздалось из трубки.
   Артем вылез из машины и подошел к воротам. С внутренней стороны двора залаяла собака. Потом раздались шаги. Одна половина ворот открылась. Хозяином дома оказался парень, лет двадцати восьми. Он не был неряхой, как ожидал увидеть Артем, но было в нем что-то асоциальное, на уровне ощущений. Подумалось, что автор чудо-принтера либо интроверт в кубе, либо аутист, либо социопат широкого профиля. Хозяин дома вел себя смущенно, как на свидании с девушкой. Артем решил сразу брать быка за рога.
   - Ваше изобретение здесь?
   - Что? А, да, вы про принтер? Да здесь.
   - Вы покажете его в работе?
   - Ну, да. Да покажу, он сейчас не занят ничем, можем попросить его создать что-нибудь.
   Артему стало интересно, как этот смущенно-напуганный парень попробует провести его. На вид он был самым типичным "ботаном", которому и на ум-то не могло придти обмануть. В его голове должны были жить нереализуемые никогда фантазии, или же компьютерные игры, в которых он считал своего "перса" героическим олицетворением себя. В доме тоже было убрано, но жилью уже требовался ремонт.
   - Как вас зовут? - Спросил Артем, хотя и знал это из документов.
   - Меня? Э, Семеном.
   - Меня Артем.
   -Ага, понятно.
   Они вошли в комнату. Похоже, здесь была лаборатория хозяина дома. Никаких обоев, ковров, вообще ничего из того, чего было в избытке в остальных комнатах, только белые стены и непонятное устройство, занимающее четверть комнаты в дальнем углу.
   - Это? - Артем кивнул в сторону устройства.
   - Что? А, да, это принтер-материализатор.
   - Почему вы его так назвали? Он что, материализует нематериальное?
   - Ну, не совсем. Я решил так назвать его, потому что он именно материализует ту субстанцию, которая до придания ей свойств является ничем.
   - Вы сами себе не противоречите? Ваше протовещество, это же тоже вещество. Его можно потрогать?
   - Нет. Артем. Вы как-то типично смотрите на этот вопрос. Протовещество это изначальное, первичное состояние вселенной. Его нельзя ощутить нашими органами чувств.
   "Ну вот, началось". - Подумал я, решив, что Семен начал выкручиваться.
   - А как же вы с ним работаете? - Поинтересовался я вслух.
   - Так, вначале я вычислил, что оно существует. Потом, долго размышлял о том, с какой целью оно существует, а когда понял, построил этот принтер, способный синтезировать из протовещества все, что угодно. Протовещество это глина для бога, из которой он лепит миры.
   Артем иронично хмыкнул. Ему подумалось, что демонстрации работы принтера все равно не будет. В такой бред, который нес горе-изобретатель, не поверил бы самый отъявленный любитель всего экстраординарного.
   - Вы не верите? - Обреченно произнес Семен.
   - А вы как думаете? Мало того, мне забавно наблюдать, каким образом вы собираетесь подать мне свой обман.
   - Я не обманщик. - Как-то по детски, повысив голос, возмутился Семен.
   - Докажите. Хотя если вы не хотите совсем опозориться, можете сразу признаться.
   Семен покраснел. Слова Артема зацепили его, так, что он ничего не мог произнести.
   - Встаньте здесь и представьте себе то, что вы хотели бы создать из протовещества. - Семен показал на место рядом с изобретением.
   - С удовольствием. - Артем встал, куда ему указали. - Когда можно начинать думать?
   - Прямо сейчас. Только постарайтесь представлять это себе отчетливее, иначе могут случиться всякие аномалии.
   "Интересно, что он скажет, если я представлю наручные часы, а из какого-нибудь отверстия в аппарате вылезет заранее приготовленная лампочка?" - пронеслась мысль в голове Артема.
   Вместо часов он представил очки Егора Иваныча, которые его коллега всегда держал на столе. Типичные такие стариковские очки из пластика малинового цвета. Артем пытался удержать в голове их изображение, для чего пришлось крепко зажмуриться.
   - Очки. - Произнес голос Семена.
   - Что? - Удивился Артем.
   - Очки напечатал. Похоже?
   Семен подошел к принтеру, и Артем увидел лежащие на маленьком постаменте очки, в точности, как у Егор Иваныча. Семен подал их Артему.
   - Они?
   - Они. - Согласился Артем, пытаясь понять, в чем фокус.
   - Значит, теперь вы верите, что мой материализатор работает?
   Артем решил, что где-то и как-то его все равно водят за нос. Он пробежался глазами по комнате. Вдруг это незаметное программирование на представление образа. Он читал один тест, в котором его подвели к загадыванию именно того слова, которое было в ответе. Вдруг и здесь использовался тот же фокус. А еще можно было предположить, что Егор Иваныч и этот парень, родственники. Хотя, для розыгрыша это слишком затратный путь. Может быть, они хотят открыть аттракцион и проверяют его работу на таких подопытных кроликах, как он?
   - Не совсем. Я уверен, что это трюк какой-то.
   - Почему? Я ведь вам подробно описал принцип работы моего материализатора. Там все было объяснено подробно.
   - Семен, ты сам себя слышишь? Какой материализатор? Это в принципе невозможно. Колись, у тебя от рождения способности к психологии?
   - Это..., почему же..., я ведь, все написал..., там все понятно. - Кажется, неверие Артема сильно расстроило молодого изобретателя.
   - Хорошо, Семен. Я попробую еще раз. Мне вставать туда же?
   - Да, ага, туда же.
   Артем встал, зажмурился и представил свою флешку, которая в этот момент лежала у него в кармане. Открыл глаза и увидел, как на том же постаменте лежит его флешка. Полез в карман и вынул точно такую же. На некоторое время Артем впал в ступор, пытаясь найти рациональное объяснение. Ничего умного в голову не приходило, кроме одного, Семен гипнотизер, который заставляет его видеть то, что Артем загадывает. Артем поднял флешку и сравнил ее со своей. Это была абсолютная копия.
   - Не подумайте, что создание дубликатов, основное назначение материализатора. Копирование - это от недостатка воображения.
   - Семен, я хочу, чтобы ты признался, как это работает.
   - Вы не все поняли из описания?
   - Да я там вообще нихрена не понял. Точнее, я не вникал во все, потому что был уверен, что ты очередной аферист или сумасшедший.
   Артем хотел понять принцип фокуса, но Семен понял его иначе.
   - Ты хочешь понять, почему принтер воссоздает устройство полностью, хотя ты можешь не понимать его внутреннего устройства и принципа работы, и представляешь только его внешний облик?
   Это было не совсем то, но Артем не стал его перебивать. Он решил забрать копию флешки домой и проверить ее работоспособность.
   - Ты слышал выражение о том, что идеи витают в воздухе?
   - Да, слышал.
   - Представь, что мы живем в мире информации, которая включает в себя всё, абсолютно все знания. До начала вселенной информации не было, только протовещество. Кто-то, я думаю, что это был бог, решил, что протовещество это слишком скучно и вдохнул в него информацию, и понеслось, закрутилось. Появились галактики, звезды, планеты, жизнь и многое из того, что мы еще не в силах постичь. Я понятно объясняю?
   - Пока да.
   - Так вот, информация запустила процесс создания вселенной. А конкретно, к флешке, ты запустил запрос в это информационное поле, оно обработало его по тем нескольким параметрам, которые ты применил к этому объекту, таким, как внешний вид, объем памяти, разъем, хранящимся на нем файлам и выдало тебе подходящий вариант. Оно не сделало слепок по одной фотографии, не скопировало внешний вид, потому что информационное поле владеет всей информацией обо всем и легко может отобрать правильный вариант. Мысль, это тоже информация. Направленная на протовещество она может создать все, что угодно. Мой материализатор всего лишь посредник между двумя ипостасями вселенной.
   Семен замолчал. Во время произнесения тирады он стал абсолютно другим. Он раскрылся и осмелел. Его взгляд стал прямым и изучающим. Артем понял, что от него ждут ответа.
   - Ух ты! Ты это сам придумал?
   - Не придумал, а вычислил.
   - Как же ты умудрился?
   - Так и умудрился. Когда задаешь правильные вопросы, приходят правильные ответы. Задавая их по очереди, по мере поступления знаний, обязательно приходишь к заключениям, раскрывающим суть мироздания.
   - Да уж. Честно признаться, я надеялся услышать и увидеть совсем другое. - Артем растрепал волосы на голове рукой. - И все равно, я не могу стопроцентно сказать, что поверил тебе. Прости, но мой опыт, и особенно тот, что я получил в патентном бюро, научил меня относиться ко всем изобретениям скептически.
   - Жалко. - Семен снова стал прежним.
   Неверие Артема ссутулило его. Он перестал смотреть в глаза.
   - Я не помню, в твоих документах были расчеты о том, сколько энергии требуется на создание грамма вещества из протовещества?
   - Нет, Этого и не требуется. Протовещество это и энергия тоже. Оно самодостаточно в плане энергий. Я не называю его протоматерией, потому что материя, слишком материальное понятие. Веществом можно назвать все, что угодно, особенно то, что не можешь внятно описать.
   Артем почувствовал, как у него начало ломить в висках. Столько новой информации не умещалось в его голове. Стало как-то некомфортно и интерес к изобретению, или что это было на самом деле, начал быстро угасать.
   - Семен, мне нужно время, чтобы сделать хоть какие-нибудь выводы. Можно я заберу флешку и очки и детально исследую их дома, в спокойной обстановке?
   - Я до сих пор не убедил вас? Вы думаете, что я фокусник и на досуге желаете развенчать мои уловки?
   - Мы оба знаем, что ты фокусник, гениальный фокусник, видимо. Вопрос в том, чтобы понять, как ты это делаешь. Разговорами о протовеществе ты так убедительно отвлек меня, что я проморгал момент подлога.
   Семен сменился в лице. Оно стало пунцовым, то ли от злости, то ли от невозможности убедить меня.
   - Я не фокусник! - Семен сбился на фальцет. - Это все по-настоящему.
   - Зачем тебе патент на эту штуковину, если она сама может клепать их? - Это был самый сильный аргумент, который пришел мне в голову.
   - Затем..., затем..., затем, что я хотел сделать это достоянием всех! - Семен привалился к стене, и мне показалось, что он готов заплакать.
   - А зачем тебе это надо? Люди ведь перестанут работать и будут только сидеть рядом с этой штукой и материализовывать свои желания через твой материализатор, если предположить, что ты не врешь.
   - И что в этом плохого? Люди живут как роботы, с утра до вечера работа, работа, работа. Они и понятия не имеют, что всего, что они имеют, зарабатывая тяжким трудом, можно получить просто так, напрягая только свою мысль. Протовещество с радостью превратится для них во что угодно. - Семен говорил убедительно, сверкая глазами.
   - Семен, если допустить, что ты прав, насчет своего материализатора и люди смогут иметь что угодно по щелчку пальцев, это же испортит их? Они будут желать столько всего и разного, и без всякой меры.
   - Первое время, да, так и будет, и я знаю о чем говорю, но потом, начнет работать мысль не так, как привыкла и человек усилием ее, сможет создавать такое, о чем ты и помыслить не можешь. Материализатор, это как эспандер для воображения.
   - Тебе-то откуда это известно? - Артем не удержался от сарказма.
   Семен сверкнул глазами.
   - Хорошо, не веришь? Создай через материализатор, то, что убедит тебя. Попробуй?
   Артему уже надоел этот спор. Ему показалось, что он спорит с сумасшедшим, который ни за что не согласится с тем, что его изобретение не создает чудо, а только прекрасно его имитирует. Надо было поставить точку в этом споре и предложение Семена, как нельзя лучше подходило для этого.
   - Ну, ты напросился. - Артем шагнул на то место, откуда принтер-материализатор как будто лучше всего считывал его мысли.
   Он стал лихорадочно перебирать различные невероятные варианты в голове. Ему подумалось, что раз чудо-принтер умеет переваривать все знания вселенной, то стоит и попросить воссоздать его что-то совсем невероятное, о чем знает только он, и возможно, вселенная. Артем зажмурился, чтобы в его воображаемое пространство не попадало уличный свет, мешающий сконцентрироваться. Он представил игрушечную машинку, которую украл в детстве у мальчика, которого вскоре насмерть сбила машина. От машинки Артем избавился, а вот вина за свой поступок жила в нем постоянно.
   - Зачем это? - Услышал он голос Семена.
   Артем открыл глаза и увидел на постаменте ту самую машинку, яркий пластмассовый грузовичок с откидывающимся кузовом. Это на самом деле было чудом, объяснение которому он не мог придумать. На Семена же игрушка произвела другой эффект.
   - Это что, самое сложное, что ты мог представить?
   - Это мое личное. - У Артема появились подозрения, что машинку может видеть только он. - Скажи мне, что ты видишь?
   - Пластиковый грузовик с синей кабиной и желтым кузовом. - Семен подтвердил в точности то же, что видел и Артем. - Наверное, я на самом деле слишком рано решил поделиться своим изобретением?
   - Слушай, Семен, у меня голова кругом идет от твоих разговоров и демонстраций чуда. Я забираю все, что наклепал твой материализатор к себе домой и в спокойной привычной обстановке подумаю обо всем. Идет?
   - Постой, я дам тебе еще одну вещь.
   Семен вошел в "круг" и тоже закрыл глаза. Артем следил за постаментом на котором появлялись вещи, якобы материализуемые из некоего протовещества. Он не отрывал взгляда, но все равно не заметил момент, когда на нем появилась ручка, обычная шариковая ручка. Семен взял ее и протянул Артему.
   - Ручка? - Удивленно спросил Артем.
   - Считай, чем угодно.
   Артем не понял, зачем было дарить ему обыкновенную шариковую ручку. Разве что это был намек на то, что Артем должен подписать документы на разрешение получения патента. Чертовщина какая-то творилась в доме этого Семена. Ручка могла быть тоже гипнозом и программированием Артемова сознания. Ему захотелось скорее выйти на свежий воздух, чтобы развеять наваждение.
   - Не провожай. - Попросил Артем и скорым шагом вышел на улицу.
   Бросил все предметы напечатанные материализатором на переднее сиденье и торопливо отъехал от дома, как будто в нем находилась угрожающая ему опасность. Артем на самом деле чувствовал, как его дремлющие суеверные страхи вдруг обнажились и управляют им.
   Супруга сразу заметила волнение на лице мужа.
   - Что случилось, Артем? Опять с Иванычем поругались? - Спросила она.
   - Да, нет, не ругался. Так, по работе кое-что.
   - Машинку Потапу купил? Ой, она вся царапанная.
   - Нет, выброси ее. Нет, не выбрасывай. Пусть полежит.
   Артем не стал ничего проверять. Решил оставить на утро, чтобы сделать это свежим разумом.
   Утром он проспал на работу. Времени проверять вещи из чудо-принтера не было. Артем решил, что сделает это вместе с Егором Иванычем. Тому тоже будет интересно понять, как этот ушлый парень совершил подлог. Артем наскоро перекусил, умылся и собрался бежать, но не нашел ключей от машины.
   - Маша? Где ключи? Ты не видела мои ключи?
   Супруга кинулась искать их. Артему попалась на глаза ручка подаренная Семеном. Он чуть не забыл ее дома. Бросил в карман и продолжил дальше искать потерю. Вдруг он почувствовал, как нагрудный карман оттянуло тяжестью. Артем полез в него и вынул ключи. Он готов был поклясться, что раз пять лазил в него и там было пусто. Он положил в него только шариковую ручку. Ручки там, как раз и не оказалось.
   - Чертовщина! - Ругнулся Артем.
   Ему казалось, что он до сих пор находится под гипнотическим влиянием. Другого объяснения непонятным вещам он не находил.
   - Нашла! - Крикнула довольная жена и вошла в комнату с ключами в руках.
   Она замерла, когда увидела точно такие же ключи в руках Артема.
   - Ты сделал дубликаты?
   - Нет.
   - Откуда тогда вторые?
   - Не знаю.
   В глазах супруги мелькнуло подозрение. Артем взял ее ключи и убрал в карман. Это они разберут на работе. Егор Иваныч не попадал ни под какое влияние и они сможет установить причину появления дубликатов. Артем чмокнул жену в щечку и спешно выбежал на улицу. Проверил брелок одной сигнализации и второй. Оба работали. Этого не могло быть в принципе. В замок зажигания тоже лезли оба, и оба подходили. Артем бросил оба комплекта ключей на панель перед собой. Теперь он не мог отличить, где оригинал, а где дубликат. Артем сделал несколько глубоких вдохов и выдохов для успокоения. На ум пришли воспоминания о протовеществе и силе мысли, способной создавать из него все, что угодно.
   - А что, если...?
   Артем посмотрел на одни ключи, держа в голове образ своего телефона, потом на другие. И вдруг, один комплект ключей съежился прямо на глазах и превратился в его телефон. Артем даже вскрикнул от неожиданности. Взял телефон в руки, повертел. Один в один его аппарат. Посмотрел на телефон и захотел, чтобы он стал слитком золота. Руку оттянуло тяжеленный кусок золотого слитка с красивой рельефной печатью.
   - Так, так, так... - Затараторил Артем. - Это что ж, внешний материализатор мысли какой-то?
   Надо было ехать не на работу, а к Семену.
   Артем долетел до дома, где был вчера, очень быстро. Дверь во двор была приоткрыта, и он не стал давить звонок, зашел во двор без спроса. Постучал в застекленную дверь веранды несколько раз. Семен не выходил. Артем толкнул дверь и она поддалась. Вошел в дом.
   - Семен? Ты дома? Это я Артем!
   Ответа не было. Артема кольнуло дурное предчувствие. Он пробежался по комнатам. Следов Семена не было, как и его чудо-материализатора.
   - Семен! Семен!
   Ответа не было. Семен исчез вместе со своим изобретением бесследно. Но он был, он не привиделся. Предмет в руках Артема, умеющий превращаться во что угодно по желанию, остался напоминанием. "Копирование - это от недостатка воображения" - вспомнил он фразу, брошенную Семеном. Артем взвесил в руке предмет, превратившийся по желанию в лазерную рулетку. У него был портативный образец работающего материализатора и документация по большому устройству на работе. Теперь он понял, что разберется в устройстве "материализатора мысли на протовеществе", чего бы это ему не стоило. Дело осталось только за его воображением.